Благотворительный общественный фонд «София» был образован в 1999 году усилиями группы друзей-бизнесменов. Миссия фонда — помощь ближнему, поиск духовных истоков развития общества, их возрождение и приобщение к ним. С тех пор прошло 9 лет, и сегодня фонд далеко вышел за рамки не только Западного административного округа Москвы, но и столицы, на глазах становясь своеобразным центром, координирующим работу волонтеров и их обучение. С исполнительным директором «Софии» Ольгой ГЛУХОВОЙ встретилась и побеседовала корреспондент «Инфоблаго.Ru» Анна Ипатова.

— Каким был ваш первый проект?

— Проект социальной поддержки населения района Кунцево, он к слову, существует до сих пор. Мы работаем в основном с местными общественными организациями. Ведь работать непосредственно с каждым человеком, а их по нашей базе данных более 5000 – невозможно.

— С какими именно организациями сотрудничает «София»?

— Это Совет ветеранов, Общественная организация жертв политических репрессий, Общественная организация инвалидов, Общество многодетных семей и общество семей с детьми-инвалидами. Мы оказываем им не только ежемесячную материальную помощь, но и организуем чаепития с концертами и подарками. Помимо того, есть культурная программа – обеспечиваем их бесплатными билетами в театр, в кино. Каждый месяц где-то 300 человек из нашего района ходят в театр бесплатно. Ещё одна наша программа – пункт приёма и выдачи одежды и обуви. В наш офис привозят вещи со всей Москвы. Желающие получить тоже приходят к нам, и выбирают то, что им необходимо. Тем, кто не может приехать, мы высылаем вещи по почте – например, детским домам в области и в регионах. Иногда нам помогают различные компании. Вот совсем недавно поступило щедрое пожертвование для наших подопечных от компании «Upeco» — две фуры обувной косметики. Ещё нам помогает торговый дом «Мак-Дак», недавно предоставили гели для душа, пену для ванн, кремы.

— Вы сами налаживаете контакт с бизнесом, или это их инициатива?

— Инициатива пока исходит от них. Когда-то мы попытались обьехать местные супермаркеты и магазины, но из нашей затеи ничего не получилось. Писали факсы, электронные письма – тоже не помогло. Но, начиная с конца прошлого года, произошли изменения. С одной стороны — компании стали более заинтересованными в благотворительности. С другой — наш фонд стал более известным благодаря волонтерским программам. И пошли предложения!

— Волонтёрские программы добавилась к районной недавно?

— Волонтёрские программы появились в 2004 году. Может быть, в силу моей личной склонности к этому. В фонд я пришла 3 с половиной назад, а раньше работала в духовном центре и привыкла общаться с людьми напрямую. Я верила, что в русских людях есть ресурсы волонтёрства, что они готовы потратить своё тепло, своё время на тех, кто в этом нуждается. Первыми учреждениями, которые мы взяли под свою опеку, были дома престарелых.

— Почему именно такой выбор? Многие фонды начинают с детских домов, с домов малютки…

— Как раз в это время моя мама стала инвалидом. Ей сделали операцию, и она из немолодой, но очень активной женщины, вдруг стала моей подопечной. Плюс – моя тётя стала совсем слабенькой, не смогла жить одна, и мы её взяли к себе. И я поняла, насколько важно для пожилых людей забота и поддержка. Не материальная помощь, не подарки, а просто присутствие рядом. И захотелось помочь. У нас сейчас два основных места, куда мы ездим: пансионат для ветеранов труда №29 и дом ветеранов кино.

— В рамках волонтёрства есть другие направления?

— Конечно! Волонтёры сами начали у меня требовать: «Ольга, давайте что-нибудь ещё придумаем, давайте к детям пойдём!» И их просьба была очень актуальной. Ведь если человек приходит в интернат просто с улицы, его не всегда пускают. Многие директора с подозрением относятся к волонтёрам-одиночкам. А когда приходят сотрудники благотворительного фонда, это уже совсем другое дело. Подумав, я начала знакомиться с сиротскими учреждениями в нашем округе. Первым обьектам стала школа-интернат №8, с которой мы плотно работаем до сих пор. Сначала наше волнтёрство заключалось в том, что мы приходили, выбирали группу детей и играли с ними, занимались рукоделием, кулинарией. И мальчики ,и девочки с радостью учатся готовить, представляете? Наши волонтёры приносят продукты с собой, что в детском доме очень важно. Они все вместе готовят, потом все вместе накрывают стол, приглашают в гости ребят из других групп. Очень по-семейному получается.

Также мы занимаемся репетиторством — с теми детьми, кто чувствует себя готовыми пойти не в коррекционную, а в обычную школу.

— Будете и дальше развивать волонтерское направление?

— Да, сейчас мы работаем над тем, чтобы у каждого ребёнка был собственный волонтёр – личный друг, который будет к нему приходить постоянно. Это называется индивидуальное наставничество. Помимо того, у нас есть ещё два волонтёрских проекта, которые существуют не так давно: опека дома ребёнка и поддержка хосписов. Мы помогаем привлекать волонтёров в Первый московский хоспис и материально помогаем хоспису в Тульской области.

— Как вы набираете волонтёров? Они обращаются к вам сами?

— Чаще всего — да. Кто-то находит нас через Интернет, кто-то статью в журнале прочитает – позвонит, попросится. Кроме того, приезжают студенты медицинских вузов. Это у них практика. Для одних – просто способ получить оценку в зачётку, а другие проникаются, в дальнейшем начинают ходить к нам уже как волонтёры.

— Сколько у вас всего волонтёров?

— Примерно 150. Но большинство ходят не постоянно, время от времени. Костяк небольшой: в домах престарелых – 30 человек, в детских домах – примерно 50. Сейчас мы хотим, чтобы наш фонд стал неким ресурсным центром по волонтёрам. Чтобы мы могли предоставить волонтёров, например, в любой дом престарелых. Они звонят, и мы – сразу: «Пожалуйста!».

— Что в планах? Какие еще проекты?

— Хотим создать в Кунцево детский ребиалитационный центр для детей-инвалидов. При этом хотелось бы в будущем приглашать детей не только из нашего округа, но со всей Москвы. Я считаю, это очень важно. Потому что такие кружки, конечно же, существуют, но чаще всего они платные. А многие семьи, в которых растут дети-инвалиды, не могут себе этого позволить, потому что деньги в основном уходят на лекарства и лечение. К тому же, мы хотим, чтобы дети-инвалиды занимались вместе друг с другом, чтобы им было уютно и комфортно. Потому что здоровые дети и их мамы зачастую не принимают непохожих на них. Пока в нашей программе – изостудия и занятия по движению, проводимые профессионалами, художником и балериной. Кстати, ведущая занятий по движению, Анастасия Кузнецова, тоже наш волонтер.

Ещё одно новое направление – работа с провинциями. Мы решили начать с Калужской области. Органы власти и социальные отделы представляют нам базу данных нуждающихся и помогают в координации распределения и доставки вещей. Как я уже говорила, в данный момент мы распределяем очень большую партию обувной косметики, гели, пены для душа и кремы. Мы уже покрыли всю Калужскую область (детские дома, центры социального обеспечения, центры поддержки семьи, общества ветеранов и инвалидов). Второй областью стала Воронежская, туда уже отправили большую машину. Здесь вся координационная работа будет идти через Воронежскую и Борисоглебскую Епархию. А на подходе договор с Ярославским фондом «Друзья русских сирот», который обеспечит все детские дома и школы-интернаты Ярославля и Ярославской области. Также рассматриваем возможность помочь Мордовским социальным учреждениям…

— Как вы видите дальнейшее развитие волонтёрского движения в России?

— Потенциал у русских людей большой. Мне кажется, когда пройдёт эта суета с наживанием материальных благ, что началась в 90-ые., люди вновь задумаются о душе. Ведь «каждая душа – христианка», и посылает свой запрос о потребности помогать слабому… И тут как раз мы предоставим такую возможность: прийти и помочь ближним. Волонтёры – это не те, кому делать нечего, это не только православные женщины. Сейчас это современные успешные молодые люди, менеджеры. И я надеюсь, что со временем волонтёров будет всё больше и больше…